До того, как стать парфюмером, я работал в IT. С детства занимался музыкой и захотелось больше творчества и в работе, больше общения и общения неформального, свободного.

 

Парфюмерному искусству у нас в Украине не учат. В пищевом институте есть специальность парфюмер-технолог, но это совершенно не то. И если человек хочет научиться, он научится. В общем, IT и запахи очень похожие области: и там, и там важны связи. Логические связи между элементами, к чему-то добавить что-то, чтобы вышло кое-что. А чтобы вникнуть в тонкости, я штудировал химию. Но основа в моем деле — обоняние. Обонятельная система человека — самая многообразная и малоизученная. Если для простых сенсорных систем у нас есть четкие обозначения: желтый цвет, сладкий вкус, то для запахов все более расплывчато.

Работа парфюмера строится на понимании того, как разные люди воспринимают разные запахи, и почему одни им нравятся, а другие — нет.  Хороший запах должен нести идею. Лучшие запахи получаются, когда у них есть какой-то бекграунд, когда их созданию сопутствует или предшествует какая-то история, путешествие, впечатление.

За рубежом есть бренды с мировыми именами, многомиллионные производства, для которых эта профессия очень ценна. Если во Франции сказать, что ты “le nez”, то есть “нос”, люди уважительно кивают головой и сразу видишь, что к тебе другое отношение. У нас такого нет. Нет производства, нет парфюмерной культуры. Везде масс-маркет, причем масс-маркет импортный и с завышенными ценами. Но все развивается. Нас, людей, которые делают свои духи, в Украине сейчас семь человек.

Когда я начинал, семь лет назад, нас было трое. Сейчас мои запахи стоят в шоурумах, которые продают нишевые духи, но в планах выйти на рынок масс-маркета. Я могу предложить людям качественный продукт по неожиданной цене.